Спецпроект "235 артефактов". Гусли-аккордовая цитра

Есть вещи, которые в силу своего возраста вполне могли быть свидетелями важных исторических событий, по виду много путешествовали, но не все из них могут рассказать, где они побывали, и что видели. Одним из таких предметов является музыкальный инструмент, который хранится в фондах нашего музея.

В 1968 году в книге поступлений появились трогательные записи по поводу нового экспоната. В графу «Источник поступления» вписали: «от учеников Гусева Володи и Юры», а в графе «Наименование и краткое описание предмета» мы видим такой текст: «Старинные гусли найдены при ломке 3-х этажного дома по ул. Карла Маркса учениками 65 школы братьями Гусевыми».

То, что сотрудники музея в силу сходства приняли за гусли, в действительности является довольно редким музыкальным инструментом – аккордовой цитрой, потомком обычной цитры – средневекового европейского инструмента, имевшего наибольшее распространение среди тирольских крестьян. В свою очередь, цитра находится в родстве со всеми струнными инструментами, которые во время игры держали в горизонтальном положении, в том числе и с гуслями.

К середине XIX века инструмент приобретает ряд модификаций, в том числе появляется аккордовая цитра и близкий вариант – автохарп. Эта модификация была придумана для упрощения игры за счет механизма, который зажимает все струны, не входящие в нужный аккорд, тогда как в классической цитре при игре правой рукой аккорды зажимались левой. Это очень усложняло обучение игре, потому что пальцы левой руки необходимо было разработать так, чтобы каждый отдельно мог исполнять свою, особенную функцию. На аккордовых цитрах и автохарпах помимо глушителей-планок, позволяющих легко извлечь нужный аккорд, была возможность играть ряд мелодий по специальным схемам-шпаргалкам, которые подкладывались под струны. Автором изобретения этих «лежащих листов» был Теодор Мейнхолд – немецкий производитель аккордовых цитр и автохарпов, на предприятии которого был создан и инструмент, хранящийся в наших фондах, о чем и свидетельствует надпись на корпусе цитры.

Происхождение самой системы аккордовой цитры и автохарпа вызывает споры, потому что по некоторым источникам родиной изобретения является Германия, по другим – США.

В России на цитре начали играть в середине XIX века, но c началом Первой мировой войны популярность этого инструмента резко уменьшается. Обострение отношений с Германией и Австрией вызвало в российском обществе негативное отношение к элементам немецкой культуры, в том числе и в области музыки.

Аккордовая цитра, которая хранится в фондах нашего музея, вероятно, пережила период антипатии к себе и всей германской культуре, находясь в Прибалтике – такой вывод можно сделать из-за того, что на корпусе сохранилась табличка с именем и адресом владельца:

Морицъ Блюмъ

ЛИБАВА

Зерновая. Д. Штрупа.

Надпись на русском языке по правилам дореволюционной орфографии позволяет предположить, что владелец инструмента – Мориц Блюм – заказал табличку еще до Первой мировой войны. Проживал он в то время на улице Зерновой в портовом городе Курляндской губернии Либаве (ныне город Лиепая, Латвийская республика).

Остается загадкой, когда и как инструмент, сделанный в Германии в конце XIX – начале ХХ века и побывавший в Латвии, попал в Сибирь в дом на Карла Маркса, приготовленный под снос…